Нельзя не упомянуть и о выступлениях Варвары Павловны в Секторе и на заседаниях ученого совета института. Эти выступления не были многословны и "красноречивы". Она говорила просто, удивительно ясно по мысли. Ее речи были всегда хорошо построены, логичны и деловиты. Она усвоила старые академические традиции - говорить коротко и для определенного конкретного решения, не стремясь произвести впечатление на аудиторию и ни в коем случае не "ораторствовать", что считала дурным тоном.

Личность Варвары Павловны как ученого отразилась и отражается в работе ее Сектора - Сектора древнерусской литературы.

История ученичества в науке, в ремесле, в художественном мастерстве делится на два больших периода. Первый период, преимущественно средневековый, - когда ученик учился, помогая своему учителю в его работе. Второй период, в новое время, - когда учитель учит своего ученика, помогая ему написать свою квалифицированную работу.

Какая из этих двух систем лучше - пусть судят методисты. Я не берусь судить об этом во всех аспектах. Очевидно, что некоторые положительные и отрицательные моменты есть и у той, и у другой системы. Для меня как для историка культуры важно, что обе системы были связаны с совершенно различными укладами жизни ученых, их "научным бытом".

Определяя тот и другой период, следует сказать, что первый период расцвел по преимуществу в цеховой организации мастерства, в эпоху феодализма, в России продолжался весь XIX век и дожил до эпохи трех революций. Второй период начался тогда, когда наука не смогла уже развиваться в кустарных условиях и стала предметом государственной организации в самых широких масштабах и решительно утратила свой камерный характер.

Каким был быт ученого в XIX веке? Ученая и учебная работа сосредоточивалась по преимуществу дома, в семейной обстановке, у ученого. Ученики переписывали для ученого необходимые ему документы в архивах (для Ключевского, для С. Б. Веселовского и др.), выполняли различные поручения и систематически приходили к нему домой. Все вместе собирались на квартире ученого в назначенные дни, разбирали и читали работы друг друга за чаем.

У Срезневского даже знакомые, приходившие в фиксированные дни, делали выписки для его словаря. Семья учителя выезжала иногда с учениками на прогулки за город (на лодках по Днепру у Владимира Николаевича Перетца), в экспедиции для описаний рукописей какого-либо рукописного хранилища, библиотеки, архива.

Учитель строго следил за бытом ученика. В. Н. Перетц запрещал, например, своим ученикам жениться "слишком рано", предполагая, что женитьба помешает ученику в его научных занятиях. С женитьбой ученика В. Н. Перетца - С. Д. Балухатого была целая трагикомическая эпопея. С. Д. Балухатый, чтобы жениться, бежал даже от В. Н. Перетца в Тверь.

Ученики жили с руководителями на даче, принимали участие во всех семейных событиях, но... попасть в ученики было очень трудно.

Я помню, как на первом курсе я искал Семинарий В. Н. Перетца по всем аудиториям, не нашел, а когда узнал, что Семинарий собирается на дому, не нашел - кто бы меня туда мог рекомендовать. В конце концов, я пошел на занятия члена-корреспондента Дмитрия Ивановича Абрамовича и этим был очень доволен.

Варвара Павловна взяла все самое лучшее от старой системы и все лучшее от новой. Вернее, она приняла новую систему аспирантуры - с ее планами, сроками, отчетами, экзаменами, но вложила в эту программу свою человечность, заботливость, глубоко личное отношение к ученикам и требовала от аспирантов верности, преданности науке, честности.

Важны следующие черты в преподавательской деятельности Варвары Павловны.

Она интересовалась не только выполнением плановой аспирантской работы, но всеми работами, которые вел аспирант, - его лекциями или уроками, его популярными статьями, различными другими заработками.

Она следила за тем, что может быть названо "вкусом" в работе аспиранта и даже в его одежде, за его общественными убеждениями, его отношением к изучаемому им предмету и т. д. Она была не только "руководителем" аспиранта, но в широком смысле и его воспитателем.

Однажды, узнав, что ее аспирант пишет работу на "заезженную", истрепанную, но выгодную тему, она отвернулась в сторону и сказала при всех: "Какая пошлость!" - о теме. Охота заниматься "заработками" на таких темах у аспиранта была отбита раз и навсегда.

Когда в одном вопросе другой ее ученик переметнулся на другую точку зрения, чтобы стать популярным, - она не простила ему до конца жизни.

В научной работе Варвара Павловна любила не эффектность выводов, а основательность, эрудированность, т. е. красоту доказательств. Она стремилась внушать это и своим ученикам. Предпочтение обоснованности выводов их эффектности отличает настоящего ученого от легкомысленного. Варвара Павловна очень это умела различать в научных работниках и никогда не прощала легкомысленности в научных работах, погони за дешевым успехом.

Науку она ставила очень высоко. И это ее собственное отношение к науке больше всего помогало ей быть подлинным организатором науки. В своем руководстве молодыми учеными она соединяла "оба полы сего времени" - лучшее из прошлого и огромные перспективы настоящего.

Она стремилась установить мост между прошлым и будущим, не растерять лучшее в традициях прошлого, соединить в своем лице две формации ученых и передать прошлое в заботливые руки будущего.



1  Различия между академиками и членами-корреспондентами состояло в старое время именно в том, что академики жили в Петербурге, а члены-корреспонденты по другим городам, оттого они и были "корреспондентами"; различие, которое, кстати, имеет место и сейчас, в Британской академии.

2  Орлов А. С. Академик А. П. Крылов - знаток и любитель русской речи // Вестник АН СССР. 1946. № 1. С. 78-83.

3  Многие из прозвищ, которые он давал почтенным литературоведам, до сих пор памятны старожилам Пушкинского Дома. Не буду их повторять, ибо при всей своей меткости они были несправедливы и иногда очень оскорбительны.

4  Об А. С. Орлове см.: Академик А.С. Орлов. Библиография его произведений и литературы о нем / Сост. Н.Асафьева. М.,1947; Адрианова-Перетц В.П. Академик А.С. Орлов / Орлов А.С. Язык русских писателей. М.; Л., 1948, Берков П.Н. Библиографический указатель научных печатных трудов А.С. Орлова и литературы о нем // ТОДРЛ. М.; Л., 1947. Т. 5.

5  Подробнее о В.П. Адриановой-Перетц и ее научном пути см.: Лихачев Д.С. 1) Варвара Павловна Адрианова-Перетц (к 70-летию со дня рождения) // Известия АН СССР, Отд-ние литературы и языка, 1958. Т. 176. Вып. 3. С. 263-266; 2) Варвара Павловна Адрианова-Перетц // Известия АН СССР, Отд-ние литературы и языка, 1973. Т. 32. Вып. 1. С. 100-103; 3) Варвара Павловна Адрианова-Перетц - организатор исследовательской работы // Труды Отдела древнерусской литературы, Л., 1974. Т. 29. С. 3-5. Краткий очерк научно-исследовательской и преподавательской деятельности В. П. Адриановой-Перетц // Варвара Павловна Адрианова-Перетц / Библиография составлена Р. И. Горячевой. М., 1963 ("Материалы к библиографии ученых СССР").

6  Шамбинаго С.К. Повесть о Мамаевом побоище. СПб., 1906.


С. 324–341