Bagration

Генерал Петр Иванович Багратион
Портреты кисти Жоржа Доу, из Военной галереи Эрмитажа

 

Kulnev

Генерал Яков Петрович Кульнев

В 1808–1809 годах Россия вела войну со Швецией на территории Финляндии, которая входила тогда в состав шведского государства. Эта война была последней в серии Русско-Шведских войн и преследовала цели установки полного контроля над Финским и Ботническим заливами.

На границе с Финляндией Россия развернула 24-тысячный корпус под командованием генерала Ф.Ф. Буксгевдена, в состав которого входила 21-я дивизия П.И. Багратиона, которая находилась на острие главного удара. В ночь на 9 февраля 1808 года она перешла границу, наступая на Тавастгус, Таммерфорс, Бьернеборг с задачей выхода на побережье Ботнического залива. Несмотря на мороз, метели и лесные завалы, дивизия выполнила свою задачу, пройдя с боями за 8 суток 200 км. Но Швеция, не смирившись с потерями, провела несколько военных операций, закрепившись на островах Аландского архипелага. Английский флот помогал Швеции вести успешную оборону, в результате чего, к осени 1808 года оборона западного побережья Финляндии стабилизировалась. Но Россия стремилась к такому исходу войны, который заставил бы Швецию признать вхождение Финляндии в состав Российской империи. Принять такое решение король Швеции мог лишь при условии нахождения русских войск на его территории. Но, поскольку зимой англо-шведский флот был бессилен, решено было начать зимнюю кампанию для вторжения в Швецию по льду Ботнического залива. Для этого русские войска были сведены в 3 корпуса: П.И. Шувалова, М.Б. Барклая-де-Толли, и П.И. Багратиона. Именно последнему предстояло поставить победную точку в исходе этой войны.

По плану русского командования, из района Або, по льду залива Багратиону нужно было выйти на Аландские острова, а затем перенести боевые действия на территорию Швеции, овладеть Стокгольмом и уничтожить Шведский флот. Операция проводилась в сильный мороз и пургу. Войска Багратиона имели в своем составе 30 батальонов пехоты, 4 эскадрона кавалерии, 600 казаков и 20 орудий. Командующий тщательно подготовил операцию: были созданы запасы теплого обмундирования, боеприпасов и продовольствия. 2 марта 1809 года корпус Багратиона начал свой знаменитый «Ледяной поход», вошедший в русскую военную историю героической страницей. Наступление велось пятью колоннами. Темп передвижения был очень высоким. Шведские войска, оборонявшие острова под командованием генерала Диобельна, отказались от борьбы и стали отступать, бросая на льду залива разбитые обозы, запасы продовольствия и орудия. Это была Северная Полтава! 7 марта 1809 года отряд генерал-майора Я.П. Кульнева вышел к берегам Швеции и овладел городом Гроссельгамн (Грислехамн) в 70 километрах от Стокгольма, что вызвало настоящий переполох в правящих кругах Швеции. Начались переговоры, которые закончились подписанием Фридрихсгамского мирного договора 5 (17) сентября. По его условиям вся Финляндия и Аландские острова отходили к России. Финляндия входила в состав Российской империи на правах Великого княжества с широкой внутренней автономией. Ее вновь созданный Сейм принимал самостоятельные постановления. Был создан Сенат. Военное противостояние между Россией и Швецией, которое продолжалось с конца XV – до начала XIX веков, закончилось окончательно, а сапог неприятельского солдата ступил на шведскую территорию в последний раз. Шведские и русские солдаты уже больше никогда не стреляли друг в друга.

Чтобы лучше понять значение той победы, и кому мы обязаны ее достижению, я хотел бы остановиться на описании двух наиболее ярких личностей из той армии победителей. Это солдаты суворовской школы, воевавшие плечом к плечу не один год, прошедшие вместе все огни и воды и погибшие в одной войне и в один год – генералы Петр Иванович Багратион и Яков Петрович Кульнев.

Яков Кульнев родился в местечке Лудза (Люцин, Латвия) 25 июля (6 августа) 1764 года в семье поручика Каргопольского полка Петра Васильевича Кульнева. Сподвижник А.В. Суворова и друг Дениса Давыдова. Участвовал в турецком походе. Воевал в Молдавии и Польше. Вместе с П.И. Багратионом принимал участие в боевых действиях в Прейсиш-Эйлау (Восточная Пруссия). За участие в «Ледяном походе» 1809 года был награжден орденом Святой Анны I степени. Герой Отечественной войны 1812 года. Гусар. Генерал-майор.

На финских хуторах и сейчас можно встретить старинные гравюры, на которых Кульнев нянчит ребенка. А ребенком был будущая краса и гордость финской культуры Йохан Людвиг Рунеберг. Именно он, в Пиетарсаари, 4-х летним мальчиком сидел на коленях у легендарного генерала Кульнева, которого описал в стихах «Рассказы прапорщика Столя», которые стали лучшими в его книге и заучивались финскими школьниками наизусть:

Ведь вечер только настаёт
Так разве вспомнить кой о чём?
Пусть речь о Кульневе пойдёт
Слыхал ли ты о нём?

Неустрашимый и грозный в бою, он был великодушен к противнику и мирному населению.

«Кульнев идет!» – передавалась молва среди финнов, – и это означало, что идет благородный противник. И его благородство было достойно оценено противником. Шведский генерал Диобельн издал по армии приказ: «В Кульнева не стрелять!». Редкий неприятель получал такую славу, а в Хельсинки с 1906 по 1928 годы была улица в честь Якова Кульнева – Кульневинкату, которая сейчас называется Дункеринкату.

Свою последнюю военную кампанию Яков Кульнев встретил в 1812 году. В составе корпуса графа Витгенштейна он перекрывал французам дорогу на Петербург. В одном из боев он разбил неприятеля, который потерял 300 человек убитыми и ранеными, 200 солдат попали в плен, среди которых был генерал де Сен-Женье. Это был первый плененный французский генерал, которого показывали потом в Москве. А через два дня Кульнев принял свой последний бой, когда французское ядро оторвало ему обе ноги выше колен. Получив сообщение о гибели Кульнева, Наполеон Бонапарт писал Жозефине: «Вчера убит Кульнев, лучший русский офицер кавалерии». Хоронили героя 2 раза. Первый раз – в деревне его сестры Сивошино. Перезахоронили его прах в 1832 году в имение его брата (Ильзенкай, Латвия). В обелиск могилы было поставлено французское ядро, которое стало для генерала Якова Кульнева роковым.

Петр Иванович Багратион родился в 1765 году в г. Кизляр Терской области в грузинской аристократической семье. Военную службу начал на Кавказе в 1782 году. Боевое крещение принял в 1787 году на Турецкой войне. Сподвижник и любимец А.В. Суворова, с которым участвовал в Итальянском и Швейцарском походах.

В 1805 году служил в армии М.И. Кутузова, участвовал в Аустерлицком сражении. С января 1807 года, воюя вместе с Я. Кульневым, блестяще проявил себя в боях при Прейсиш-Эйлау, Гейльсберге и Фридланде, за что был награжден золотой шпагой «За храбрость», усыпанной алмазами.

По завершению Русско-Шведской войны 1808–1809 годов получил чин генерала от инфантерии.

С марта 1812 года командовал Второй Западной армией, которая прикрывала Московское направление. После вторжения Наполеона в Россию, отступал с боями до Смоленска, где соединился с Первой армией М.Б. Барклая-де-Толли.

В Бородинском сражении он принял свой последний – 151-й бой, командуя левым флангом армии М. Кутузова, на Семеновских флешах, на который и пришелся главный удар французов. Флеши переходили из рук в руки. После четырех часов непрерывного боя, 26 августа в 9 часов утра, генерал П. Багратион повел своих солдат в контратаку, но осколок французского ядра раздробил ему большую берцовую кость левой ноги. Узнав о ранении своего командира, русские солдаты дрогнули и стали отступать. В госпитале, куда доставили раненого генерала, он написал последнее письмо императору: «Я довольно нелегко ранен в левую ногу с раздроблением кости, но нималейше не сожалею о сем, был всегда готов пожертвовать и последнею каплею моей крови на защиту отечества и августейшего престола». Чтобы спасти жизнь генерала, требовалась немедленная ампутация ноги, от которой он отказался. Началась гангрена, и 12 сентября 1812 года прославленный полководец скончался в имении своего друга, Б.А. Голицына, в селе Симы Владимирской губернии.

Похоронили его там же, у Богоявленского храма. В июле 1839 года, во время открытия монумента на батарее Раевского, прах полководца был перезахоронен в склеп, находящийся у подножия памятника, по личному указанию Николая I. На торжественной церемонии открытия монумента присутствовал сам император с многочисленной свитой и 120-тысячным войском.

Но не предполагал боевой генерал Багратион, что на Бородинском поле, где пожалели его французские штыки и пули, через 120 лет после его последнего боя, не пожалеет его прах советский динамит. В 1932 году, во время кампании по борьбе с «памятью проклятого царизма», взрывом динамита был снесен монумент на батарее Раевского. Из могилы генерала вылетели ботфорты, кивер и осколки костей, которые потом валялись рядом на дороге. Кое-что перезахоронили местные жители. Пропало золотое оружие.

18 августа 1987 года прах полководца был перезахоронен в третий раз. Пустой гроб, где лежали 4 пуговицы, лоскутки старой мундирной ткани, фрагменты эполет, обрывки кожаных ремней, дополнял маленький мешочек с кусочками черепа, ребер, кистей рук и позвонков. Несли гроб несколько солдат под командой полковника Лаптева.

Так закончился путь героя «Ледяного похода», чей портрет находится в галерее участников Отечественной войны 1812 года в Эрмитаже (СПб), именем которого названы города и населенные пункты России.

 

Bagration_Mogila

Могила И. Багратиона в Москве. Фото из архива автора

Но у меня о П.И. Багратионе своя память. В Москве, у станции метро «Сокол», находится церковь «Всех святых», в которую меня, еще ребенком, водил на причастие мой прадед. Около нее находится могила И. Багратиона, отца генерала, на которой есть собственноручная надпись его сына, являющаяся лучшей памятью для потомков о легендарном генерале.

 

Текст: Николай Тарунтаев

 

Источник: русскоязычная газета "Спектр", № 1 / 2012 (25.01.12–22.02.12)